субота, 22 жовтня 2011 р.

МУАММАР КАДДАФИ. БЕГСТВО В АД.

    Муаммар Каддафи, ты ушел с гордо поднятой головой. Ты останешься символом        сопротивления гнилому империализму. Будь примером для остальных. 


 (Отрывок из рассказа "Бегство в ад" со сборника эссе полковника Муаммара Каддафи "Село,город, самоубийство астронавта и другие истории". Впервые выдано в 1993 году в Ливии. Позже - бестселлер в Египте и других арабских странах.)

"Как жесток бывает народ, когда восстает,— сокрушительный поток, не щадящий ничего на своем пути. Народ не слушает ничьих криков о помощи, не помогает тому, кто в беде. От всякого человека народ отмахнется небрежно, в сторону отбросит его.

Тирания одного человека — самый легкий вид тирании, ведь в конечном счете один человек — всего лишь человек.

Группа людей избавится от него, как только пожелает; человека может устранить и другой такой же человек, сам по себе незначительный и ничтожный. Но тирания масс — самая суровая тирания, ибо кто противостанет сокрушительному потоку, слепой неодолимой силе?
Я люблю свободу народных масс, их вольное движение, без всякого господина над ними. Разбив оковы, они поют и ликуют, празднуя освобождение от боли и горя. Но как же я их боюсь! Я люблю массы так же, как люблю отца, но и боюсь их точно так же, как его. В бедуинском обществе, не знающем верховной власти, кто помешает отцу наказать своего ребенка? О, дети любят его, но они же его и боятся. И точно так же я люблю народные массы и боюсь их, как люблю и боюсь моего отца.

Когда счастливы, массы бывают такими добрыми и носят тогда своих сыновей на руках. Так носили они Ганнибала, Барклая, Савонаролу, Дантона, Робеспьера, Муссолини и Никсона, но какими жестокими они становятся, когда разозлятся! Они отравили Ганнибала, сожгли Савонаролу, отправили Дантона на гильотину. Робеспьера погубила его любимая невеста, и народ таскал по улицам труп Муссолини и плевал в лицо Никсону, навсегда покидавшему Белый дом, а за несколько лет перед тем рукоплескал его приходу!

Как страшно! Кто воззовет к бесчувственной душе масс и наделит ее чувствами? Кто заговорит с коллективным разумом, не воплощенном ни в одном отдельном человеке? Кто возьмет за руку миллионы? Кто услышит миллионы слов из миллионов уст?
В этом бесконечном реве и грохоте кто будет услышан и понят? Кто кого обвинит?
Народные массы — это те, кто отравил Ганнибала, кто сжег Савонаролу, уничтожил Робеспьера, те, кто вас любил, но забывал занять для вас даже место в кино, даже столик в кафе, кто вас любил, но не проявлял этого никак, никогда, ни в чем…"

P.S. 
Каддафи умер как мужчина, с большой буквы, как воин, который до последней возможности оборонял уже обреченный Сирт, почти уничтоженный двухмесячными бомбардировками НАТО. Он не предал свою Родину Западу и не уехал в третью страну, как ему это не раз предлагали. Как пелось в одной песне, "Это Родина детства, мне не надо другой"… И принял геройскую смерть у себя дома, защищая до последнего вздоха свое родное гнездо. Много ли найдется таких среди его противников?

"Но моя мать мертва, и старшая сестра мертва. Мне говорили, что у меня были и другие братья и сестры, но их убили американские самолеты...

Я человек, подобно вам; я люблю вкус плодов...

Дорога в ад — не такая, как вы думаете, и не похожа на выдумки ваших лжепророков. Я расскажу вам, какая она,— я, дважды прошедший по этой дороге. Мне удалось передохнуть и поспать в аду, и могу вам сказать, что эти две ночи — из самых прекраснейших в моей жизни, эти две ночи в аду, когда я был совсем один. Мне было в тысячу раз лучше, чем когда я жил среди вас. Вы гнали меня и лишали меня покоя, и мне пришлось спасаться бегством в ад."

Спи спокойно, Муаммар... 

Немає коментарів:

Дописати коментар

Щоб вдалося опублікувати коментар, в графі "Коментувати як" оберіть функції ІМ'Я/URL або АНОНІМ